Рецензия на фильм «Снега больше не будет» (Never Gonna Snow Again)

Один из лучших фильмов венецианского конкурса этого года «Снега больше не будет» (Never Gonna Snow Again) - кино совершенно непредсказуемое, за исключением финала, в котором снег все же пойдет. Впрочем, он сопровождается титром о том, что, согласно прогнозам, последний раз мы увидим снег в 2025 году. Сюжет этого фильма изложить так же трудно, как объяснить, почему же так сильно бередит душу картина польской режиссерки Малгожаты Шумовской, снятой ею в соавторстве с мужем, оператором Михалом Энглертом. В главных ролях - Алек Утгофф, Анджей Хыра, Кшиштоф Чечот, Катажина Фигура, Агата Кулеша, Майя Осташевска, Вероника Розати, Лукаш Симлат. Хронометраж - 01:53. Премьера (мир) - 06.09.2020 (Венецианский кинофестиваль). Оценка www.kino-nik.com 6/10

ВПЕЧАТЛЕНИЯ И АКТЕРЫ: в Варшаву приезжает трудовой эмигрант, массажист, целитель и кудесник Женя (34-летний уроженец Киева, британский актёр Алек Утгофф - сериал «Очень странные дела»), который начинает наминать бока жителям одного закрытого элитного поселка. В каждом из домов - своя травма: мать не справляется с оравой детей; раковый больной радуется жизни и надеется на выздоровление; военный-контрактник не залечил пост травматический стресс после операций в миротворческих рядах ООН и так далее. Всюду Женя предлагает еще и услуги гипноза, погружая клиентов в транс, исполненный в стиле магического реализма, - они бродят по сумрачному лесу, иногда встречая там маму протагониста, погибшую от облучения, полученного после аварии на Чернобыльской АЭС. В финале героя ждет участие в иллюзионистском номере с исчезновением.На этом сложности с фильмом «Снега больше не будет» вовсе не заканчиваются. От него веет какой‑то первобытной шаманской трансцендентностью, хотя в кадре нам показывают вещи, казалось бы, совершенно обычные, уныло реалистические. Ну подумаешь, злоключения гастарбайтера, мнящего из себя врачевателя тел и душ (один из клиентов в итоге умирает - не спас волшебник Женя пациента), представленного как Мэри Поппинс - потусторонняя няня, приносящая гармонию в чужие дома и улетающая невесть куда. Наверное, все дело в удивительном артисте Утгоффе, которому явно уготована долгая и счастливая судьба в авторском кино. Он, как молодой Удо Кир, приносящий в любой фильм нечто непознаваемое, разгуливает в нелепой черной майке и с гигантской сумкой, где лежит массажный стол. С момента его появления сразу становится понятно, что ничего не понятно. Зачем он явился в этот мир покупного комфорта, зачем дарит избавление от жизненных болей этим измученным нарзаном богачам?Картина заканчивается титром про то, что последний снег в Европе выпадет в 2025 году. Таким образом становится понятно, что эта картина в том числе и о состоянии планеты, на которую прилетает супергерой Женя, то ли юноша, а то ли видение. Польша - одновременно и Восточная Европа, которая хочет стать Западной (на это намекает вид пасторальных коттеджей, которые обходит Женя), и вестернизированная Россия, вся страна - как незажившая историческая рана, отголоски которой доносятся откуда‑то с востока до сих пор. Женя вглядывается в окошко на унылый постсоветский ландшафт, живет в комнате с ковром на стене. Скоро в этом промежуточном месте, в Варшаве, иссякнет вся магия: действие фильма происходит накануне Рождества, которое совсем скоро, как напоминает апокалиптичный титр, станет бесснежным и потому бессмысленным. Но пока магия еще есть, и поэтому «Снега больше не будет» с первых же кадров так впечатляет своими необъяснимостью, иррациональной притягательностью. Этот фильм своей магической сентиментальностью напоминает и про «О теле и душе» Ильдико Эньеди, и «Ночь на Земле» Джармуша, и новейшее медленное кино вроде «Слишком стар, чтобы умереть молодым» Рефна, и даже, не побоимся провести это сравнение, «Сталкера» Тарковского.Вся красота - в тех самых малообъяснимых моментах: когда Женя перекидывается с прохожей парой слов о погоде на вьетнамском; когда вдруг однажды он станцует балет на лестнице в чужом особняке (режиссер рассказывает, что эту сцену Утгофф придумал сам); когда пьет с русскими железнодорожниками водку на переезде. Такое кино часто остается в жестком андеграунде, не получает никаких призов, а то режиссеров за подобное часто вовсе травят, но для тех немногих, кто его увидит, оно навсегда остается в памяти - как однажды встреченный на рассвете первый снег. (Егор Беликов)

  подготовил Николай Лежнев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *