Рецензия на фильм «Реликвия» (Relic) (2869)

Печальный австралийский хоррор о старости и принятии смерти…

«Реликвия» едва ли отвечает заявленному жанру хоррор. Её территория - семейная драма, пропитанная слезами от осознания физической эфемерности близкого человека, но в то же время далекая от рационального взгляда на проблему. Жалкая, исчерпывающаяся метафорика комнатной трагедии в любом другом случае истощилась бы на полуслове, но в дебютном полнометражном фильме Натали Эрики Джеймс всё кино как полуслово. В главных ролях - Эмили Мортимер, Робин Невин, Белла Хиткот, Джереми Стэнфорд, Крис Бантон, Кристина О’Нилл, Катрина Главичич, Стив Роджерс, Джон Браунинг, Робин Нортовер. Хронометраж - 01:29. Рейтинг R. Премьера (мир) - 10.07.2020. Оценка www.kino-nik.com 6/10

О ЧЕМ КИНО: узнав, что бабушка, страдающая деменцией, уже несколько дней не показывается в своём захолустном домике, Кей (Эмили Мортимер) и её дочка Сэм (Белла Хиткот) решают приехать на окраину и проведать родственницу. В хижине сплошь тишина и расклеенные по всем предметам записки - чтобы старушка Эдна (Робин Невин) с её больной памятью не забыла выключить воду или закрыть дверь. Спустя пару неуютных дней (то на улице что-то померещится, то кошмар заставит вскочить посреди сна) исчезнувшая возвращается. Невозмутимое старческое лицо - совсем не такое, как на пожелтевших фото из молодости, а, напротив, обрюзгшее, утратившее красоту в безвылазных лабиринтах морщин и мертвецкой седине - не выражает ни единой эмоции. На все вопросы об отсутствии Эдна отвечает витиевато, как будто что-то скрывая. Хотя скорее просто не помня. Единственный по-настоящему тревожный знак - синяк на груди, напоминающий плесень со стенок дома, но и на этот случай припасён аргумент: «Стукнулась, наверное. Неуклюжая». Вариантов немного: можно отдать мать в дом престарелых, где за всеми её причудами будут следить специалисты, чем и пытается заняться Кей, уехав в Мельбурн. А можно, как планирует заботливая внучка Сэм, кому-нибудь (ей же самой, например) на долгосрочной перспективе поселиться со старушкой...
ВПЕЧАТЛЕНИЯ И АКТЕРЫ: «Реликвия» по всем описанным атрибутам едва ли отдаёт заявленным жанром хоррор. Её территория - семейная драма, пропитанная слезами от осознания физической эфемерности близкого человека, но в то же время далекая от нетрансцендентного, рационального взгляда на проблему. Жалкая, исчерпывающаяся метафорика комнатной трагедии в любом другом случае истощилась бы на полуслове, но в дебютном полнометражном фильме Натали Эрики Джеймс всё кино как полуслово.
Волна слоубёрнеров, так называемых «медленно тлеющих» фильмов ужасов, которые лишены сюжетной динамики и упиваются своим неспешным темпом, не собирается утихать. Бытует мнение, что у хоррормейкеров чувство прекрасного и возвышенного атрофировано, но на деле именно они максимально чутко ощущают даже самые незаметные, лёгкие бризы в рамках вечно странствующего жанра. Жанра прекрасного в своей отвратительности и возвышенного в идейных порывах. Вот и Натали Эрика Джеймс едва ли вторит именно «медленно тлеющим» - скорее бергмановским томным, безвоздушным драмам о том, как быстро человек становится ненужным и лишним. А попутно закидывая в свою корзинку из видеосалона японские ужастики, кино о призраках и боди-хорроры о трансформации тела.
И ничего из описанного здесь не главенствует. Эти поджанры проявятся в каких-то уж совсем незначительных эпизодах, деталях, а то и паре кадров. Взрывной финал - своего рода высвобождение каждого из них, но, если приглядеться, скорее гипертрофия уже показанного ранее, всё тех же шепотов и криков сдавленным больным старческим голосом. При постройке дома использовали окна из хижины прадеда, который, если верить легенде, сошёл с ума, и его тень, следуя за Эдной, станет даже не источником зловещего, а его предвестником. Жуткий синяк на груди начнёт разрастаться и превратит тело в человекоподобную субстанцию, гниющую с каждой секундой. Комнаты становятся тюрьмами и лабиринтами, загоняя в себя Кей и Сэм, вполне возможно, будущих носителей недуга. Поди разберись, как правильно обозначить «Реликвию», вечно перескакивающую (хотя и очень грациозно) с поджанра в поджанр.
Зато точно ясно, что это парадоксально неромантический фильм с романтическим флёром. Идея отождествления дома и человеческой души с телом и вообще особое внимание к телесности - вполне себе пассаж из Эдгара Аллана По, но в «Реликвию» он встраивается лучше, чем в другие хорроры новой волны. Здесь это, во-первых, куда экстремальнее, а во-вторых, по-хорошему, прямолинейнее. Застряв в очередной из ловушек внутри дома, Кей и Сэм в погоне за свободой и самостоятельностью выбираются - и вряд ли стоит расшифровывать эту простецкую фрейдистскую символику - через самодельную узкую дыру в стене. Но коридоры из запылившейся мебели и воспоминаний, которые потеряли всякое значение, захлопываются единой крышкой могилы для всей семьи. Фатализм «Реинкарнации» с её стремлением превратить судьбу родственников в единый болезненный и неотстранимый рок по-прежнему неповторим, но в «Реликвии» накал трагизма подбирается к запредельному уровню отчаяния.
Отчаяния, прежде всего вытекающего из невозможности понять. В ещё одном достойном слоубёрнере - «Я прелесть, живущая в доме» Оза Перкинса, путешествие героини по страницам книг и забытым чердакам примиряло автора с почившим отцом и давало шанс приблизиться к фигуре знаменитого родителя через искусство. В «Реликвии», впрочем, все члены семьи имеют возможность ощутить друг друга физически и выйти на прямой контакт, но и без того гигантская ментальная дистанция разрастается до бытового абсурдизма: в один момент Эдна, будто ребёнок, просит дочку заглянуть под кровать - проверить, нет ли там монстра, и сталкивается с осуждением близких. Старость есть смена ролей некогда молодого и пока что молодого, однако эта кардинальная трансформация из-за неготовности вызывает диссонанс сразу у всех. Поиски внешние (в самом доме) и внутренние (в собственном разуме или душе) здесь тоже приводят к единению, но не совсем такому, какое можно было ожидать. (Владислав Шуравин)
РЕЗЮМЕ: «Реликвия» окончательно перестаёт прикидываться хоррором в немного сюрреалистичном и избыточно символичном конце. Карты раскрыты, три существа лежат друг рядом с другом и, кажется, достигли гармонии, которую они искали на протяжении всего невыносимого пути. Злость на себя и на увядающего близкого деструктивна. Смерть не остановить и даже не отсрочить партией в шахматы (Бергман пытался - не вышло), но, если мы все неминуемо движемся к одному исходу, может быть, стоит просто разделить боль близкого и разрастись в единую человеческую плесень…
подготовил Николай Лежнев

 

Рецензия на фильм «Реликвия» (Relic) (2869): 1 комментарий

  1. На сколько верно Вы описали стилистику, жанровую многогранность, атмосферу фильма и т.д. На столько же не верно описали суть концовки. Концовка в данном случае, это лишь параллель на человека полностью поглощенного болезнью, в данном случае альцгеймером. Ни о какой смерти никого из семьи идти речи не может. А концовка лишь символизирует, что старость, одиночество и болезнь, это нормальные атрибуты человеческой жизни. И принимать их нужно, хотя бы для того, что это в дальнейшем может случиться и самим тобой. Как и случилось с Кей. (Момент обнаружения у нее такого же пятна как и у Эдны. ( Альцгеймера)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *